июль-сентябрь, 2017
Маршалл, Арканзас. Оставьте свои имена в промасленном журнале реестра, насладитесь уникальной природой южного штата, купите дом на болотах, вступите в ковен...
...получите способность воскрешать мертвых, умрите на тыквенном поле или проиграйте душу дьяволу в дневной партии в бридж.

Marshall. Southern Gothic

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marshall. Southern Gothic » rattling bones » NPC: анкеты персонажей


NPC: анкеты персонажей

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Кто такие НПС на Маршалле:
НПС — это эпизодический персонаж, который существует как канон мира, либо появляется эпизодически по мере необходимости. Чаще всего это кто-то связанный с сюжетом, необходимый для мотивации игровых  персонажей на те или иные действия, создания игровой атмосферы и являющийся источником знаний о мире и сюжете.

Важно:
» за НПС персонажами не придерживаются имена и внешности;
» запрещено брать для НПС-персонажей вакансии, являющиеся уникальными для города: шериф, единственный учитель по какому-либо предмету, прокурор округа, и т.д.

— ИМЯ И ФАМИЛИЯ ПЕРСОНАЖА НА АНГЛИЙСКОМ / РУССКОМ ЯЗЫКЕ, ВОЗРАСТ —
должность
внешность

http://funkyimg.com/i/2DbAs.jpg http://funkyimg.com/i/2DbAs.jpg http://funkyimg.com/i/2DbAs.jpg

Ведет:

Описание персонажа в производной форме.


Код:
[align=center][font=Franklin Gothic Medium][size=14]— ИМЯ И ФАМИЛИЯ ПЕРСОНАЖА НА АНГЛИЙСКОМ / РУССКОМ ЯЗЫКЕ, ВОЗРАСТ —[/size][/font]
[size=10]должность
внешность[/size]
[img]http://funkyimg.com/i/2DbAs.jpg[/img] [img]http://funkyimg.com/i/2DbAs.jpg[/img] [img]http://funkyimg.com/i/2DbAs.jpg[/img][/align]
[quote]
[b]Ведет:[/b] ссылка на профиль ведущего НПС

Описание персонажа в производной форме.[/quote]

+1

2

— PATRICIA "TRISH" MIA HUGHES / ПАТРИЦИЯ "ТРИШ" МИЯ ХЬЮЗ, 26 —
новостник в The Marshall Journal
emma stone

http://sg.uploads.ru/t/Z7eiJ.jpg http://s5.uploads.ru/t/P2FB4.jpg http://s8.uploads.ru/t/tlRP7.jpg

Ведет: Bonnie Lee

Отец Триш - простой и довольно невзрачный с виду работник банка Чарльз Хьюз, весельчак, хохотун и любитель бородатых баек из категории "за триста" - главными страстями в своей жизни считал жену Мию и покрывшееся пылью панк-рок наследие бурной молодости 70х, поэтому единственную любимую дочку назвал соответствующе, в честь иконы эпохи Патриции Смит. Пожалуй, довольно иронично то, что в конечном итоге к девочке привязалось не карамельно-шебутное, вызывающее ассоциации с весельем и вечеринками Патти, а короткое и резкое, как свист рассекающего воздух хлыста, Триш. Не менее ироничным был тот факт, что глухота миссис Хьюз стремилась к абсолютной, так что слушать вместе с отцом свою знаменитую тёзку, а с ней и весь обширный музыкальный пантеон эпохи войны с наркотиками и дальше по неровной линии от Дэвида Боуи до Guns'n'roses она могла круглосуточно и на любой громкости, пока соседи не начнут долбить костяшками в дверь и орать, что сейчас вызовут полицию.
Жестокая подростковая травля могла бы обойти Триш стороной, проехаться по касательной, остановившись на смешках в сторону дефектов слуха матери и того, как забавно выглядят её почти судорожные приветствия и прощания на жестовом, но, увы, этому во многом помешал сам характер девушки. Взрощенная вместо карманной Библии на "Прошу, убей меня" и фильме "Почти знаменит", Патриция всем своим видом воплощала идеалы перешедших в наследство от отца кумиров - патологическая тяга к свободе и независимости, обострённое чувство справедливости и отсутствие каких-либо компромисов прочертили жирную линию, за краем которой остались "ассимиляция с социумом", "становление частью коллектива" и прочие умные словечки из арсенала школьного психолога. Пара неосторожно брошеных в запале грубых фраз в защиту Мии, одна драка, включающая в себя оттаскивание за волосы первой красотки школы и харкание за ворот нескольким тупоголовым футболистам - и вот уже Триш из смешной и безобидной дочери местной диковинки превращается в классового врага маршалловской юношеской элиты номер один. А тут уже не помогут ни острый язык, ни готовые к обороне кулаки - остаётся только завернуться в простыню и ползти на кладбище.
Жизнь с девятого по одиннадцатый класс напоминает затянувшуюся очень поганую шутку, над которой не засмеялся бы даже Чарльз - Триш буллят самозабвенно и с удовольствием, прикладывая к такому увлекательному занятию все усилия и задействовав всю плещущую через край энергию молодости. Учителя закрывают глаза на "детские проказы" - в конце концов, это же не Тритон, а учебное заведение с претензией на исключительность, вторая школа города на бумаге, но не на деле, как наши самые блестящие ученики и умницы-красавицы могут такое натворить? Наверное, девочка сама настроила коллектив против себя. К семнадцати она успевает выучить помимо школьной программы весь арсенал чистящих средств, благодаря которым с платья можно свести пятна вишнёвого сока, запоминает, что срезать волосы, в которые кинули жвачку, необязательно - достаточно хорошенько промыть колой, а ещё улыбаться с закрытым ртом ей противопоказано - кто-нибудь обязательно сообщит о том, что рот у неё как у лягушки. И вообще лучше не улыбаться. По крайней мере, не в школе.
А в семнадцать она неожиданно встречает Великую Любовь.
Патрик Гордон приезжает в гости к тётушке (дядюшке? двоюродной сестре? не столь важно) из Хот-Спрингс, у Патрика Гордона охуенные шузы из рок-шопа неподалёку от дома, полный плейлист хорошей музыки, которую не крутят по переменам ни в школе Маршалл, ни в Тритоне, выкрашенная в ядовито-зелёный чёлка и самая милая в мире ямочка на щеке. Патрик провожает её до дома, стоически игнорируя свист и улюлюканье местной публики, водит в кино, а по вечерам приводит к себе домой и ставит лучшие пластинки, которые они слушают, развалившись на дощатом полу его чердака и смоля травкой. Когда он впервые целует Триш на заднем сидении полупустого маршалловского кинотеатра, в её голове рождаются новые вселенные, взрываются сверхновые, происходят какие-то безумные, необратимые, неведомые прежде процессы. А на следующее утро Патриция просыпается и понимает, что не помнит последние два с лишним года своей жизни практически целиком.
Это похоже на сюжетный поворот для плохой мыльной оперы по кабельному, поэтому сначала Хьюзы не верят, принимая упрямое нежелание дочери здороваться с одноклассниками и называть по именам и фамилиям учителей за странную форму подросткового бунта, и лишь через неделю всё-таки ведут дочь к врачам. В маршалловской больнице разводят руками ("Ну а чего вы хотели? Город маленький, нам таких специалистов не завозили"), в Литл-Роке после долгих и изнурительных обследований наконец расписываются в медицинской карте размашистым "диссоциативная амнезия". Да, со здоровьем всё в порядке, да, такое бывает, да, может быть, память вернётся позже, но это не точно. Спровоцированная первым поцелуем как триггером, резким и неожиданным событием после долго накапливающегося стресса, болезнь подтирает чужие имена и лица словно губкой - Триш прекрасно помнит все заученные на зубок исторические даты, контурные карты штата, столбцы формул и гитарные рифы Марка Нопфлера, но не людей. Ни учителей, ни одноклассников, будь то забитые задроты, не имевшие к произошедшему никакого отношения, или главные мучители, ни даже Патрика - все они кажутся девушке незнакомцами, почему-то твёрдо уверенными в том, что она должна помнить их имена.
И без того хлипко стоящая на одной ноге репутация в школе подламывается окончательно, и становится понятно - здесь у Триш доучиться попросту не получится, так что, посовещавшись за кухонным столом, Хьюзы решают рискнуть и переехать в другой город. Заканчивает школу и вскидывает шапочку выпускника она уже в Джонсборо.
В Маршалл Патриция возвращается скорее со скуки - выпестовав где-то в своих чертогах накопленные до пятнадцатилетия нежные воспоминания, память напоминает об обаянии родного города, особой атмосфере и прочей лирике, да и, если быть совсем честной, устроиться на работу здесь оказывается куда легче, чем в административном центре Крэйгхэда. Зарплата, конечно, не то чтобы предел мечтаний, но на жизнь и танцульки в соседнем городе по выходным хватает. Да и люди здесь хорошие, дружелюбные.

О семье и прочем

- мать: Mia Hughes // Мия Хьюз, 56 лет; в настоящий момент преподаёт амслен на доп. курсах в университете штата Арканзас, Джонсборо.
- отец: Charles Hughes // Чарльз Хьюз, 58 лет; в настоящий момент работает в одном из банков Джонсборо.
- тётушка по отцу: Naomi Hughes // Наоми Хьюз, 54 года; работает в зоомагазине в Маршалле. С братом и племянницей напряжённые отношения из-за их общей нерелигиозности, но с Триш всё же какое-никакое общение поддерживает (а лучше бы нет).
- первая любовь: Patrick Gordon // Патрик Гордон, 26 лет; переехал в Оклахому, работает музыкальным критиком в одной из газет в Талсе. В настоящий момент с Триш общение не поддерживает.

Факты и мелочи:
- Всё, что Триш знает о своей жизни с пятнадцати по семнадцать спонсировано фрагментарными рассказами родителей и личным дневником, который она крайне предусмотрительно вела в то время, скурпулёзно записывая всё, что происходило почти каждый день;
- Благодаря матери знает на уровне носителя ASL (American Sign Language) - американский жестовый язык, пользуется им при общении с Кэролайн или в случае необходимости, впрочем, эта самая необходимость возникает крайне редко;
- Окончила Arkansas State University в Джонсборо, впрочем, образованностью особо не кичится, да и блестящей студенткой, прямо скажем, никогда не была;
- Периодичность походов в церковь спотыкается о те дни, когда она всё-таки не просыпает воскресную службу, что не делает Триш особой чести в глазах наиболее консервативных жителей Маршалла;
- Периодически в Триш просыпается "девочковая девочка", и в такие дни она щеголяет по редакции в разлетающихся джазовых платьях и при полном макияже. Впрочем, такое нападает на неё нечасто;
- Не курит и не переносит запах табачного дыма, но никогда не против пропустить стаканчик-другой после работы или в выходной;
- К, собственно, работе относится как к повинности: пишет быстро, аккуратно, без цепляющих глаз граматических и смысловых ошибок, но, как это принято называть, "без души" - новостная сводка должна быть сухой, безэмоциональной и лишённой перекосов в ту или иную степь;
- Последний парень Триш Коди улетел на крыльях любви и свободной вакансии в город побольше полгода назад, оставив ей в наследство засохшее печенье в шкафу, старый велосипед и ещё более старую кошку по кличке Изабелла Луиза Аддингтон - по дьявольской иронии судьбы, кошка абсолютно глуха и в редкие приезды матери Триш прекрасно находит с женщиной общий язык;
- Ведёт аж три ежедневника для разных целей - не любит признаваться в этом, но в глубине души очень боится того, что эпизод с потерей памяти может повториться;
- Продаст душу за тако из Taco Bell, оказавшись в любом крупном городе, где он есть, в первую очередь идёт туда.


[icon]http://s8.uploads.ru/t/rVuGk.jpg[/icon][nick]Patricia Hughes[/nick][status]memories fade[/status][info2]<a href="http://southerngothic.rusff.ru/">Патриция Хьюз, 26</a>[/info2][info]<div class="lz">новостник в «The Marshall Journal»</div>[/info][sign]Every kiss that I let slip away
Every minute every single day
The memories make it easy to break a heart
But forgetting
Forgetting is the hardest part
[/sign]

+4

3

http://s9.uploads.ru/8V0Fw.png канон игрового мира
This was never my world
You took the angel away

I'd kill myself to make everybody pay.

— ЭРНЕСТ "ЭРНИ" ИРВИНГ КРЕЙН, 25 —
писатель, за свой дебютный роман "Карнавал семьи Базини" был удостоен премии «Хьюго» и премии «Небьюла», местная маршалловская знаменитость
harry lloyd

http://funkyimg.com/i/2DeuQ.gif http://funkyimg.com/i/2DeuN.gif http://funkyimg.com/i/2DeuP.gif

Ведет: Эванджелин

Первый писательский опыт Эрнеста совпадает с появлением в их ленивом, нищем Маршалле плакатов на дешёвой бумаге; на них увеличенная фотография из школьного ежегодника, ставшая зернистой и мутной, тревожный заголовок "пропал ребёнок". Эрни пишет короткий рассказ на последней странице тетради по английскому, о том, как владелец соседнего кукурузного поля, мистер Баркер, утопил пропавшего в компосте и теперь выращивает на нем в своей домашней теплице огурцы. Бабушка почти его не слушает, невнимательно, по мнению обиженного Эрнеста, относится к деталям, а потом вяло предлагает внуку пойти поиграть, — и наливает себе дешевого шерри на облезлой, пахнущей старыми трубами и потрохами, кухне. Он читает рассказ еще раз сестре, и его голос на описаниях прорастающей сквозь глазницы детского черепа рассады становится торжественным. Ида душит в его объятьях и говорит, что это потрясающе.

Старшая сестра в него верила всегда.

Эрнест растет одиноким ребенком, часами растерянно ходит по Крейнхиллу в поисках места, натыкаясь на острые выступы и деревянные ребра перил, а также на фотографии матери, которую он убил в день своего рождения. Бабушка на заднем дворе вывешивает на веревки постиранное белье, отец заперся на чердаке, Ада лежит посреди тыкв на разогретой земле и болтает ногами. Эрни скрашивает пустые, медленно проходящие дни выдумывая миры и людей, и вскоре, после самого первого рассказа о пропавшем школьнике из Тритона и мистере Баркере, все последние страницы, вырванные блокнотные листы и даже поля учебников оказываются расписанные мелкими зарисовками. Местом действия всегда выбран город, похожий на Маршалл, а участниками - люди, похожие на жителей Маршалла, и все это он читает только Идабель ночами, когда все спят, а окна открыты настежь, и в воздухе стоит плотное душное марево. Рассказы Крейна младшего страшные, жестокие и черные, как воды Блэкривера, Эрни плохо спит и мучается кошмарами, и видит идеи повсюду, от слишком странной своей формой тыквы до помех на радио. В школе его считали нелюдимым и убогим - Крейн сначала был одиноким, забитым ребенком, таскающимся с бесконечными книгами (чаще всего — совершенно не подходящими к его возрасту), блокнотами и простыми карандашами, потом стал угрюмым, озлобленным подростком. Его били старшие за слишком странный взгляд и оборванную одежду, и за то, что отсаживался от всех подальше ("Что, считаешь себя самым умным?"), и свои тетради с рассказами Эрни вылавливал из грязных унитазов или пытался вытащить из-под оттаптывающих пальцы ног.

Школьное одиночество Эрнеста заканчивается, когда он знакомится ближе с сыном пастора, Джуда Гарлоу, оказывается, что у них больше общего, чем просто одно задание по биологии на субботу. В день, когда Святоша Гарлоу впервые читает обрывок зарисовки на смятом куске бумаги с отпечатком кроссовка и неровным краем, Эрнест начинает чувствовать себя менее одиноким.

Эрни цепляется за Джуда Гарлоу, как цепляется за Идабель, и потянет их двоих на дно, если так случится.

Когда умирает бабушка, а отец запирается на чердаке и не выходит оттуда нескольких дней, заставляя Иду заниматься похоронами и обрядами и взвалить на себя ферму и дом, Эрни ничего не чувствует. В ночь перед тем, как миссис Крейн закопали, он пишет рассказ о том, как мертвая бабушка маленького мальчика, похожего на него, каждое воскресенье водит его в церковь и печет тыквенные кексы. Идабель становится не только сестрой, но и матерью, и другом, и даже бабушкой у нее получается быть лучше - в заботе своей она прокладывает сэндвичи в школу бумагой дважды и отрезает все жесткие корки. Именно к ней ночами приходит Эрни, когда ему кажется, что пугало перепрыгивает со своего поста или когда гром гремит над самой крышей, будто хлопки огромного великана.

В пятнадцать он почти перестает спать. Герои, истории и строчки кричат ему в ухо и заставляют записывать себя на бумагу до ломоты в пальцах. Привычный маршрут от дома до школы превращается в извилистый пугающий лабиринт частокола заборов и крестов, Эрнесту кажется, что он видит и слышит чужие секреты, в тенях селятся цирковые уродцы, в сараях спрятались беглые преступники, а мертвецы Маршалла каждое утро собираются в церкви. Учителя в Тритоне подкладывают ему в тетради с изменившимся, неровным почерком пластиковые рекламки церквей Маршалла.

В конце концов, ему выписывают таблетки, ссылаясь на нарушение секреции дофамина. Он так и не поступает в колледж по окончанию школы, перекладывает старые журналы и начинает систематизировать картотеку в городской библиотеке и бросает писать; он отдаляется от Гарлоу и закрывает дверь в свою комнату перед Идабель. Окна его спальни выходили на тыквенные поля и пугало, и, наконец, несколько лет оно абсолютно недвижимо, улыбается отвратительным потекшим от дождей ртом.

Антидепрессанты помогают спать и справиться с дрожью в пальцах, превращают Эрни в почти нормального, но не похожего на себя. В двадцать лет он прекращает принимать таблетки, в двадцать один пишет "Карнавал семьи Базини", а в двадцать три получает за дебютный роман сначала "Хьюго", потом "Небьюла", и литературные критики называют его "внебрачным сыном Флэннери О'Коннор и Дина Кунца".

Джуд Гарлоу заставляет отправить рукопись в несколько издательств. "Карнавал семьи Базини" про бродячий цирк, прибывший в городок, похожий на Маршалл, в котором горожане начинают против циркачей войну, Эрнест посвящает Идабель. Издатель выгодно играет на истории Эрнеста из Богом забытого южного городка и вытаскивает его прямо под безжалостный свет рамп и софитов, пинками и угрозами заставляя Крейна выступать на радио-эфирах и приходить гостем в ток-шоу. На тамблере люди подбирают актеров на роли в экранизации "Карнавала семьи Базини", а в Википедии появляется статья про "Крейн, Эрнест" - и фото, где он старается спрятаться в тень и жмется к пресс-воллу на гала-вечере издательства. Несколько лет, что он провел в Далласе, становятся адом - тем самым, которым пугал разыгравшихся детей пастор Гарлоу. Большой город разрывает Крейна на куски странными образами, жуткими происшествиями, которые так хорошо ложатся на бумагу и вдохновляющими его случайными прохожими, которые потом едва узнают себя в очередном рассказе. Он вновь начинает принимать таблетки, и все становится паланиковской копией копии; Эрни разбрасывает черновики по своей квартире, тушит сигарету о свою руку и срывается обратно в Маршалл, упасть в ноги Идабель, чтобы она, как в детстве, прекратила грозу и приказала пугалам прекратить плясать по крейновским полям.


» Краткий сюжет "Карнавала"
» Личная хронология
[nick]Ernest Crane[/nick][status]we are entranced, spellbound[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Jw6k.jpg[/icon][sign]"There's no audition
To get into the show
All that we ask for
Is your immortal soul"
[/sign][info2]<a href="http://southerngothic.rusff.ru/viewtopic.php?id=68">Эрнест Крейн, 25</a>[/info2][info]<div class="lz">известный писатель, за свой дебютный роман про злой город и Карнавал награжденный премиями, фанбазой и ненавистью жителей Маршалла, медленно сходящий в бездну, водящий дружбу с собственными монстрами.</div>[/info]

0


Вы здесь » Marshall. Southern Gothic » rattling bones » NPC: анкеты персонажей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC