http://funkyimg.com/i/2zSLK.jpg http://funkyimg.com/i/2zSLM.jpg
Oh
You're gonna lose your soul, tonight

Добро пожаловать в Огасту, штат Арканзас — крошечную точку на карте Соединённых Штатов. На дворе конец августа — начало сентября 2009 года, и Огаста — идеальная провинциальная глубинка, американская мечта во плоти, с населением едва ли превышающим цифру в две с половиной тысяч человек. Домики с персиковыми фасадами и садами розовых кустов, фермерские хозяйства, разбросанные по пшеничным полям, общество защиты диких уток, одиннадцать церквей, тыквенные поля и болотные топи вокруг — время здесь словно застывает, попадает в ловушку и идёт по кругу. Порою что-то слышат о каком-то клубе байкеров по дороге к границе Теннеси, но в Огасте байкеров нет, конечно, почти, и проблем тоже нет. Почти.

Проблема первая, домохозяйственно-девочковая.

В спокойном, тихом городке и занятия девушкам приличествующие — напримеру, симпатичный кружок по рукоделию собирается по воскресеньям и вторникам, что-то вышивает и занимается пэтчворком. Правда, кружок новых членов к себе принимает редко, состоит из тринадцати участниц, и они орудуют не совсем иголками с нитками, а викканскими книгами и свечами.
Безымянный ковен, они обращаются к Триединой Богине и надевают фаты, невесты Сатаны, они собираются в подвале печь печенюшки с пентаграммами, раскуривают травы и обматывают оленьи рога лентами, со смешками мастерят соломенных вуду, поют и танцуют во славу дьявола. В ковен не все приходят за поиском демонов — кто-то бежит от демонов своих, домашних, поджидающих за входной дверью, с дланью наготове.
Но ковен готовит нечто великое, и к ритуалу необходимо готовиться, а потому кружок рукоделия собирается вышивать огромное тыквенное панно и начинает встречаться чаще. Заставшие Вьетнам утирают слёзы и умиляются — надо же, не вся молодёжь пропащая.


Проблема вторая, оранжевато-овощная.

Эти самые тыквы — не просто гордость Огасты, это её хлеб. Фермеры и кондитеры, грузчики и землевладельцы, все они зависят от тыквенных полей. Так ещё в далёком 1986 году возникает неофициальный профсоюз, названный просто — «Оранжевые головы». Взаимовыручка, помощь в погашении кредитов и простые дружные посиделки в местном пабе, тыквенные активисты друг друга в беде не оставят.
Поэтому, когда в феврале 2008 года становится известно, что некий миннесотский миллиардер собирается выкупать земли близ Огасты, никто не переживает. Когда 12 марта 2009 года объявляют, что этот самый Джеймс МакМиллан собирает документы на акт купли-продажи и застраивать поля торговыми центрами, «Оранжевые головы» не собираются позволять каким-то выскочкам отбирать у них работу.
Это война, а на войне все средства хороши, от поджогов до вил. Дело усложняет приезд самого МакМиллана в Огасту.


Проблема третья, религиозно-концептуальная.

Огаста славится своей религиозной нетерпимостью — вы не найдёте здесь мусульман или буддистов, зато протестантских конфессий превеликое множество, а среди баптистов могут затесаться и около-сектанты, адвентисты седьмого дня. Смеяться можно долго, но всё больше горожан, в том числе и неверующих, приобщаются к церкви, что поощряют учителя — всех поражает недавнее вопиющее, не поддающееся человеческому понятию происшествию.
20 августа 2009 года, в трёх километрах от Огасты, среди выставленных частоколом пугал и каркающих ворон, находят тела четырёх школьников, по слухам — одним слухам — рассаженных определённым образом. Городок воет и шумит, рыдают матери и не находят утешения любимые убитых. Полицейский участок стоит на ногах, мечется шериф, город погружается в траур. Неделю спустя прибывают чужаки, два специальных агента ФБР из Вашингтона, и берутся за расследование. Им никто не рад — а особенно не рады угрозе комендантского часа ученики старших классов, собирающиеся лично выяснить, кто же виноват в смерти их друзей.


Добро пожаловать в Огасту, штат Арканзас, тыквенный рай на земле, и упаси Господь вам быть приезжим.