июль-сентябрь, 2017
Маршалл, Арканзас. Оставьте свои имена в промасленном журнале реестра, насладитесь уникальной природой южного штата, купите дом на болотах, вступите в ковен...
...получите способность воскрешать мертвых, умрите на тыквенном поле или проиграйте душу дьяволу в дневной партии в бридж.

Marshall. Southern Gothic

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marshall. Southern Gothic » rattling bones » Авиталь Форман, смотритель кладбища


Авиталь Форман, смотритель кладбища

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

— Авиталь Форман, 29 лет —
03.03.1988
смотритель местного кладбища

http://sg.uploads.ru/t/6vP9T.jpg http://sd.uploads.ru/t/Ky1um.jpg http://sh.uploads.ru/t/YtwB8.jpg
Ruth Wilson


О ПЕРСОНАЖЕ
Глава I "Секреты бабушки Мередит".
С достаточно давних пор в Маршалле жила чета Форманов. Настолько давних, что их стали воспринимать вполне себе старожилами города, даже если они таковыми никогда и не были. История сестер началась задолго до их рождения...
Мередит Форман, в девичестве Эванс, вполне удачно вышла замуж за Филиппа. Он не был завидным женихом, а она не имела богатого приданого, но силами двух семей им смогли обеспечить небольшой двухэтажный домик, поблизости от центра Маршалла. Мистер Форман получал доход оттого, что умел правильно отполировать столешницу и навесить дверцы шкафа таким образом, чтобы они долгое время не думали предательски поскрипывать. Иными словами — он был отличным плотником и еще лучшим мебельщиком. Форманы не бедствовали, но и богачами их было трудно назвать. Достаток был вполне среднестатистическим для города, а значит не вызывал лишних поводов для сплетен. Соседей больше волновало другое.
«Наверняка Мередит наказана за то, что не появляется на проповедях», все чаще судачили возрастные соседки, так же лучезарно приветствуя несчастную женщину. Миссис Форман родила мужу шестерых наследников — что было невиданной плодовитостью и смелостью для того времени. Вот только дожить до совершеннолетия удалось только двоим, а закончить обучение и вернуться в отчий дом — только Мартину, второму по младшенству отпрыску.
«Мать не должна хоронить своих детей, по крайней мере — не всех», именно такие мысли теперь вызывала Мередит у некогда злословящих соседей, чьи взгляды наполнились грустью, а слова соболезнованиями. Самой женщине было противно чувство жалости, которое испытывали по отношению к ней. «От такого количества траурных процессий, сколько я совершила на кладбище, смерть примет меня за свою», порой отмахивалась она от сердобольной подруги. Успев похоронить и младенцев и подростков, Мередит и Филипп возлагали большие надежды на своего единственного выжившего сына.
Глава II "Когда они были молодые".
Мартин получил достойное образование в Литл-Роке. Он с детства не хватал звезд с неба, стараясь мыслить практично и рационально, чем часто вызывал гордость и восхищение отца (хотя Филипп и не знал, как это, иметь больше одного ребенка старше подросткового возраста). Форман-младший, закончив колледж по специальности «управление финансами», вернулся домой. Большей радостью для Мередит и Филиппа стала новость о том, что в скором времени прибудет и невеста Мартина. За время обучения на «большой земле», юноша успел свести тесную дружбу с Анитой, уроженкой Швеции и четвертой дочерью в семье Олссонов.
Бракосочетание Аниты и Мартина, отмеченное небольшим торжеством в родительском доме, открыло новую главу в истории семьи Форманов, в которой были свои белые и черные полосы.
Филипп и Мартин арендовали небольшой кусок земли, на окраине Маршалла, где открыли семейное производство различной мебели. Анита, по специальным заказам особо требовательных клиентов, расписывала фасады будущих гардеробных и кухонь. У этой молчаливой, излишне набожной девушки имелся, поистине уникальный талант. Кисть будто сама вырисовывала золотистые вензеля на буром дубе.
Естественно, Мартин и Анита мечтали о детях, но, казалось, что Бог остается нем, в ответ на их молитвы. Три беременности из сотни попыток обрывались на ранних сроках. Женщина все больше уходила в себя. Все чернее становились её картины. Все больше Мередит уговаривала Мартина бросить эту «бракованную кобилицу» и найти себе, наконец, нормальную жену, способную дать Форманам потомство, о котором так бредила седая миссис.
Долго такое насилие над человеческим сознанием продолжаться не могло. В мае 1988 года Мартин и Анита покинули Маршалл. Месяцами в доме Мередит и Филиппа царило тянущее ожидание. Их единственный сын не желал больше видеться.
Глава III "Когда появится луч надежды".
В сентябре 1988 года, в опускающихся сумерках, дом Форманов, а после и весь городок, всколыхнула ужасная и прекрасная одновременно новость. Мартин и Анита вернулись домой. Они стали родителями. Две дочери. Прекрасные полугодовалые малышки. Но все это звучало красиво только издалека. Жители небольшого города умели складывать два плюс два и, вскоре, словно открывшийся ящик Пандоры, все окружение Форманов гудело, как взбешенный осиный рой. «Чужие дочери. Чужие дети».
Анита любила близняшек как родных. Каждый вечер она молилась над их колыбельками. Им дали библейские имена. Так хотел Мартин. Он искренне верил, что имя способно защитить человека от злых языков, поэтому теперь дом наполнялся смехом Магдалены и Авиталь.
Сколько ни пытались соседи, клиенты или просто близкие семьи Форманов разузнать историю дочерей — никому так и не удалось добиться ничего, кроме сухой формулировки «Да, мы их удочерили». Вскоре эта тема перестала вызывать столь бурные дискуссии. На время чету мебельщиков оставили в покое.
Девочки росли, Анита старалась дать им все лучшее, на что хватало сил и возможностей. Первый смех и первые шаги малышек, словно наполняли дом новой жизнью. Даже Мередит, не признававшая их родными внучками, постепенно проникалась к ним любовью. Магда и Вита росли ласковыми и послушными детьми. Всей семьей они посещали церковь, любили читать молитву перед ужином и, естественно, вместе с матерью благодарили Господа за прошедший день перед отходом ко сну. Казалось, что после всех мучений в доме Форманов, наконец, наступил мир.
Глава IV "Стань моей тенью".
К пяти годам девочки будто стали продолжением друг друга. Мартин всегда с упоением наблюдал, как они могли общаться почти без слов. Порой казалось, что в целом мире не существует никого, кроме их двоих. Они не были идеальными детьми, напротив — шкодничая и капризничая, наносили в два раза больше урона. Но, в то же время, умели признавать свои ошибки; умели доверять друг другу, как никому в этом мире; умели чувствовать друг друга. Наказание всегда разделялось пополам, даже если Анита ругала только одну из дочерей.
На первый юбилей родители подарили сестрам щенка. Белоснежный далматин с симметричными пятнами на ушах, стал новым другом и соратником малышек. Щенок спал в ногах у сестер и разделял с ними долгие прогулки во дворе.
Авиталь безумно любила свою сестру, но теперь стала замечать, будто она бывает не в себе. Когда-то давно мама открыла им тайну, что Магда старшая из близняшек... Тогда это вызвало у них лишь смех и шутливое соперничество за звание более ответственной. Теперь это стало пугать Виту. Ведь если теперь Магдалена могла просто так, забавы ради, избить Тэдди (так сестры назвали щенка), то значит скоро и она сама ожесточится против друга. Младшей не хотелось в это верить. Она искала способ успокоить возникающие вспышки ярости, но лишь обзаводилась чернильными разводами ссадин, которые позже не могла объяснить матери.
«У этих девчонок дурная кровь», будто поддавшись на уговоры невидимой силы начала монотонно брюзжать Мередит при каждой встрече с Мартином и Анитой. Сумерки снова стали селиться в углах дома Форманов.
В октябре 1995 года, близняшки вернулись с прогулки одни. Вся одежда была мокрая и перепачканная землей. У них в руках остался только поводок Тэдди. Магда рассказала родителям, как они играли у кромки болот, а потом пес резко кинулся в воду. Они старались его достать, но только ничего не вышло. Ночная молитва сестер была дольше обычного. Теперь им было запрещено приближаться к болотам. Авиталь боялась рассказать матери правду, Магдалена обещала утопить и её.
В марте 1996 года, с болот вернулась только Вита. От сбивчивого рассказа девочки, то и дело впадавшей в истерику, родители поняли только одно. Сестры нарушили обещание. Верить в то, что одна из них могла нанести вред другой никто не хотел. Неделю Мартин с постоянно редеющей группой добровольцев искал тело Магдалены. Вскоре, на кладбище закопали пустой гроб. Долгие взгляды Мередит заставляли Авиталь прятаться в своей комнате. Ей казалось, что старая бабушка все знает, просто не выдает её тайны. Ночами девочка стала просыпаться чаще, ей словно не хватало воздуха, а во рту стоял затхлый привкус болотной жижи.
Глава V "Сохрани мою тайну".
С мая 1996 года родители стали замечать за дочерью странные вещи. Вита могла долгие часы молча сидеть в комнате, на полу, слегка склонив голову, будто рассматривая затейливые письмена на чистой стене. Позже начались кошмары, ставшие испытанием для всей семьи. Девочка вскакивала с кровати в истерике, кричала и еще долго не могла прийти в себя, пробудиться до конца. Анита уверяла всех, что так она переживает смерть сестры. Что их связь, даже когда одна из них уже за границей живого мира, не ослабевает, и что единственный способ спасти Авиталь, молиться так неистово, как они еще не молились. И Мартин верил. Они по-прежнему ходили в церковь.
Семья пыталась скрыть помутнение детского разума. Девочку реже выпускали из дома, запрещали общаться с соседскими отпрысками. Малышка стала одинокой тенью, наблюдавшей за миром вокруг из окна второго этажа. Вот только долго ли можно скрывать слона в террариуме? Скоро каждая тыква в Маршалле знала, единственная дочь Формана-младшего — сумасшедшая. «Видимо их семью прокляли», вполне резонно рассуждали старожилы города.
Постепенно и Вита научилась жить со своим бременем. Её успокаивал собственный голос, оттого, все чаще девочку можно было встретить напевающей какую-то мелодию или бормочущей считалочку, которую они когда-то разучили с Магдой. Теперь сестра для неё стала воспоминанием, терзающим и ужасным, но все же воспоминанием.
В 2006 году Авиталь попытала удачу и сумела поступить в колледж в Литл-Роке. Она свято верила, что вырвавшись из Маршалла, сможет забыть весь ужас, перестанет ощущать в носу тухлый запах болот. Но все это стало еще одной ошибкой.
В 2007 году, за полгода до её отчисления, дом Форманов сгорел дотла. Казалось, что люди внутри просто были привязаны к кроватям. Все тела нашли в спальнях. Мередит, Анита, Филипп и Мартин, словно и не пробудились ото сна. Огонь забрал всех. Как было сообщено в полицейских отчетах, вероятнее всего они сперва задохнулись угарным газом, а потом лишь обгорели тела. Авиталь не смогла заставить себя приехать на похороны. Девушка не верила сухим документальным подтверждениям, твердившим одно, «причина возгорания, короткое замыкание в электрической сети». Она знала — это Магда напоминает о себе. Жестоко? Возможно. Но Вита обязана помнить, что сестра не забыла тот день и еще отомстит.
Вернувшись в Маршалл зимой 2008 года, девушка имела несколько долларов в кармане, небольшой чемодан с вещами и больше ничего. Мэрия города позволила ей поселиться на окраине, в небольшом трейлере, взамен Вита приглядывала за кладбищем. Каждый день, прогуливаясь к воротам последнего пристанища жителей города она твердила себе только одну фразу «Бояться нужно живых». Вот только сама до конца не верила в собственные слова. Среди молчаливых надгробий она чувствовала спокойствие и тревогу, ей казалось что Магдалена приглядывает за ней. Такие дни оставались сущим кошмаром. Казалось, что даже её голос, насколько бы громким не был, не сможет заглушить въедливый сестринский шепот.
В 2013 году в судьбе Авиталь появилась девушка, которой, как ни странно, была интересна её судьба. Причем не столько — что случилось раньше, сколько — к чему приведет молодую девушку собственная самоизоляция. Анжела Пибоди, видимо, наслышанная о некогда религиозной семье, смогла уговорить Виту на небольшую помощь баптистской общине. Её задания были до убогого просты, люди смотрели на неё с нескрываемым интересом и жалостью, только Форман это уже не волновало. Маршалл с его жителями научил её принимать себя, вместе со всеми своими «сюрпризами». И, как ни странно, ей нравилось её новое призвание.
С середины 2016 года еще одна добрая самаритянка города, попросила Авиталь оказывать посильную помощь одному дому. Ей не требовалось никаких особых способностей. Несколько раз в неделю она наводила порядок в комнатах, занималась стиркой и сортировкой вещей, а также готовила незамысловатые блюда. Форман старалась не встречаться со своим «начальником». Но дополнительные несколько долларов к ежемесячному пособию от муниципалитета всегда могли пригодиться, а еще одна работа помогала меньше возвращаться к воспоминаниям о том дне. Дне, когда их перестало быть двое.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Страдает средней степенью шизофрении. Случаются панические атаки. Есть легкая  степень мании преследования.

ОБ ИГРОКЕ

связь:
ЛС, все остальное - в личном порядке при необходимости

пожелания к игре
Акция, так что тут судьба решена))

Пробный пост

- Icka bicka soda cracker, Icka bicka boo! - девушка очень медленно проходила вдоль тихой улицы, заглядывая в запущенные дворы давно опустевших домов на окраине Маршалла. Слегка севший от продолжительной простуды голос тем не менее успокаивал её, хоть и казался чужим. Посеревшие от пыли кеды тихо шуршали по темной ленте асфальта. Запахнув сильнее темно-бордовый кардиган, она спрятала пальцы в карманы джинсов. Несколько сэкономленных зарплат от уборки дома мистера Моргана, позволили обновить гардероб. Авиталь давно не испытывала этой эйфории от покупок. Сейчас она дала себе очередное обещание, почаще радовать себя мелочами. Будто затылком она ощущала, что скоро сестра отнимет у неё и это.
- Icka bicka soda cracker? Out goes you! - голос стих. Её голос. И в сознании стал усиливаться шепот Магды. Форман постаралась заткнуть уши ладонями, хоть и знала, что убежать невозможно. Зажмурившись изо всех сил она снова оказалась в том дне...
Магдалена закатилась истеричным хохотом и ткнула Виту в плечо пальцем. Девочка ойкнула и отшатнулась, чем лишь еще больше позабавила сестру. «Значит ты первая сегодня пойдешь на разведку!». Сырой воздух цеплялся за манжеты ветровки и пробирался за пазуху. Авиталь подняла на сестру полные мольбы глаза. Сегодня старшая была явно не в себе. Ей хотелось дать отпор, но было до жути страшно. А если и сегодня она не сможет победить, то этот кошмар никогда не закончится.
«Я не пойду, Магда, вернемся?», почти примирительно начала девочка, но тут же осознала, что это пустая трата времени. Никто её не слушает. Это больше не её сестра. Это какое-то зло, которое захватило тело Магдалены, чьи глаза теперь светились отвращением и злобой. «Так ты испугалась? Глупая мелочь боится болотца?». Близняшка рассмеялась так громко, что с соседних деревьев поднялись птицы. Солнце неуклонно стремилось к горизонту, разливая алые краски по небу. «Я боюсь тебя», вдруг нестерпимо сильно захотелось закричать Вите, но она лишь поджала губы и, спрятав взгляд, беззвучно заплакала. Все должно закончиться сегодня. «Чего ты пялишься на свои ноги? Пытаешься показать, что не боишься? Тогда иди!», прокричала Магда, указывая на тонкую тропинку, витиевато убегающую между топями в пролесок. Холодные тонкие девичьи пальцы сомкнулись на запястье, словно это было не наваждение, словно она переживала это снова.
- Out goes you! - медленно повторила Вита, растирая запястье и возвращаясь в реальность. Каждый раз побеждать этот кошмар становилось сложнее. Может, однажды, я останусь в том дне навсегда? Размышляя на эту тему, девушка двинулась в обратном направлении, всматриваясь в угрюмо взиравший на улицу пустыми глазницами оконных рам дом.
- Ох, нужно торопиться, Кэти будет ждать, - будто вспомнив о важной встрече, Авиталь ускорила шаг, направляясь к своему трейлеру. Кэти вполне могла бы стать ей настоящей подругой, если бы не носила усов и говорила больше банального «мяу». Но самодостаточный нрав пушистой мышеловки и её завидная пунктуальность подкупали девушку, поэтому уже несколько месяцев Форман спешила на ночное рандеву.

Отредактировано Avitaly Forman (11-06-2018 11:08:29)

+4

2

http://s7.uploads.ru/XBGmt.jpg
добро пожаловать в Маршалл, основан в 1847 году, население 11 278.
Jeremiah 8:20 «The harvest is past, the summer has ended, and we are not saved».

0

3

Отношения

Angela Peabody

Можно сказать, что ты вывела меня в люди. Долгих пять лет, после возвращения в Маршалл, я почти слилась с местом своей работы. Там было страшно, странно, но, в то же время не было бесконечных утешительных слов.
Ты появилась в моей жизни далеко не первая. Здесь есть те, кому интересно вести беседы о смысле бытия. Вот только тебе удавалось не только сотрясать воздух красивыми словами, но и рассказывать об общине. О людях, нормальных людях. Однажды я попросилась с тобой. И знаешь, мне понравилось. Здесь мало говорят обо мне (Маршалл тем и плох, что никто не пропускает случая лишний раз вспомнить историю чужой семьи, подальше пряча своих скелетов), что большой плюс. Но много говорят о Боге. Это помогает мне чаще вспоминать маму и то время, когда еще все было хорошо нормально.
Я хотела бы назвать своё отношение к тебе дружбой, но, к сожалению, я не до конца понимаю, как это — дружить. Ты знаешь о моей семье лишь то, что говорят местные. Мне не хочется раскрывать тебе правду. Я искренне боюсь потерять твое общество. Поэтому ты остаешься человеком, которому я доверяю чуть больше, чем другим, но откровенничаю о сестре меньше, чем могла бы. Возможно единственным человеком, которому интересно, пережила ли я очередную ночь...

Max Morgan

Во всем Маршалле не найдется плешивой собаки, которая не знает о моем прошлом и настоящем. Тем не менее, меня пригласили в Ваш дом. Своего работодателя я называю исключительно на Вы, насколько это выводит из себя мистера Моргана, стараюсь не думать. И почему вежливое отношение вообще должно доставлять неудобство? Я вообще стараюсь меньше с Вами пересекаться. Интуиция буквально бьет набат, когда Вы появляетесь в зоне видимости. Я точно знаю, что с здесь что-то не совсем нормально. Только я еще не отыскала ключа к Вашей тайне в корзине с грязным бельем.

Ernest Crane

Для меня ново и неожиданно такое внимание. Говоря откровенно, первые дни, когда я видела мистера Крейна на кладбище, он больше создавал впечатление искренне скорбящего... желающего найти уединения... А потом он стал тенью. Я вздрагивала каждый раз, когда видела его пристальный взгляд. Искренне старалась держаться на расстоянии. Вот только потом самой стало интересно, отчего он приходит? Почему бродит среди серых надгробий? Далеко не с первого предложения завязался странный разговор. И не потому, что я отсталая... Просто было сложно в такой обстановке говорить не о смерти. Мистер Крейн итак знал, кого я здесь могу навещать... Весь город знал это. Возможно однажды я наболтала лишнего. Про сестру, про болота и нашего Тэдди. Вот только зачем все это предавать бумаге? Это самый ненадежный источник для хранения чужих тайн. Но Крейн же писатель — ведь можно сказать, что это вымысел? Пока Маршалл верит, что Магду забрали болота, а значит и я остаюсь тихой сумасшедшей...
Мне страшно от осознания того, что мой секрет знает кто-то третий. Я совсем не доверяю акулам пера. Но мне искренне хочется верить, что ты не сможешь доставить мне неприятностей. По крайней мере не сейчас.

Evangeline Hunter

Такая молодая, а уже жена. Порой осознание этого факта заставляло меня грешить, завидовать... Казалось, что моя судьба в этом плане давно предрешена... Топи оставили свой четкий след и многие стараются держаться подальше. По крайней мере, мне хотелось в это верить. Такая молодая и такая наивная. Однажды я пыталась спасти вас. Вы, возможно, не заметили, а может попросту не знаете, как тихо могут духи пробираться в дома. А я видела... Я видела как один из них скользнул в приоткрытое окно Вашей кухни. Я пыталась предупредить. Сперва просто звала Вас, тарабанила в двери... Позже пыталась вытащить из дому силком. Я, правда, хотела Вас спасти. В ответ получила лишь несколько ночей за решеткой. Я благодарна за этот урок, теперь я знаю, что невозможно спасти человека, не желающего находить спасения. Теперь я просто жду... Духи не оставляют тех, кого приметили. Возможно скоро я буду приходить и к Вам. Только Вы уже не будете против.

Abel Newton

Мать всегда говорила мне, что нельзя судить о человеке только по тому, что о нем толкует народ. И я стараюсь... искренне стараюсь не осуждать Вашего выбора. Но в таком городе как Маршалл, сложно утаить шило в мешке, а значит и молва ходит. А слухи, знаете ли, не имеют четких границ. Такие вещи обсуждают и у кладбищенских ворот. Не мое это дело с кем и когда Вы спите. Вы, мистер Ньютон, исправно посещаете могилу брата. В городе принято чтить своих мертвецов. И в своей скорби Вы вызываете уважение. Я стараюсь не лезть не в своё дело, искренне соболезную Вашей потере и могу, иногда, оставить букет сухостоев у погребального камня Айзека. На дружеские симпатии никто не рассчитывает, а значит наша беседа ограничится, как и всегда, вежливым кивком в знак приветствия.

Ulf Kerbholz

Закон и порядок. Именно эти два слова должны всплывать в голове при упоминании Вашего имени. Попирать закон никто не собирается, а вот порядок у меня к Вам не клеится. Быть может я тороплюсь в своих выводах, не имея возможности побеседовать с Вами лично? Но к встрече, к сожалению, не стремлюсь. Есть у меня некоторое недоверие к людям Вашей профессии. Они тогда не поверили мне, а я теперь не верю Вам. Но, если будет нужна помощь, то как социально ответственный субъект, я не стану запираться в трейлере и хранить тупое молчание. Я смогу рассказать чужие тайны, вот только насколько они будут реальны - придётся разбираться Вам.

Отредактировано Avitaly Forman (20-06-2018 14:25:27)

+1

4

Эпизоды

0


Вы здесь » Marshall. Southern Gothic » rattling bones » Авиталь Форман, смотритель кладбища


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC