июль-сентябрь, 2017
Маршалл, Арканзас. Оставьте свои имена в промасленном журнале реестра, насладитесь уникальной природой южного штата, купите дом на болотах, вступите в ковен...
...получите способность воскрешать мертвых, умрите на тыквенном поле или проиграйте душу дьяволу в дневной партии в бридж.

Marshall. Southern Gothic

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marshall. Southern Gothic » rattling bones » Макс Морган, владелец магазина стройматериалов


Макс Морган, владелец магазина стройматериалов

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

— МАКС МОРГАН, 34 —
25.08.1983
владелец строительного магазина "Quick bull-calf"

http://s8.uploads.ru/VikZP.jpg http://s9.uploads.ru/EyYzT.jpg http://s5.uploads.ru/2UrFs.jpg
Chad Michael Murray


О ПЕРСОНАЖЕ
- родился в семье предпринимателя и учителя младших классов Эрика и Эмили Морган, переживавших не лучшие времена в попытках выплыть со своим ранчо на худо-бедно стабильный доход. Человеком папаша был властным и жёстким, не прощавшим обиды и крайне мстительным по отношению к тем, кто решил уйти к конкурентам с тонущего корабля. Отчего славы ему не прибавилось, а дурной репутации хватило, чтобы за два года всё похерить, распродать скот и продать разорившееся ранчо за сущий мизер, хоть как-то расплачиваясь по долгам.
- в девять лет  отец впервые вывез Макса на охоту, где учил своего отпрыска стрелять по мишеням из Remington 870. Единственное воспоминание, в котором ещё не остервеневший от постоянного запоя мужик пытается быть заботливым отцом и хорошим наставником. На десятилетие неизвестно как наскрёбший денег Эрик дарит мальчугану свёрток, в котором был старенький охотничий карабин Remington 700. Второе светлое пятно в воспоминания о былом.
- в ночь с 4-го на 5 июля (1994 год) в дом семьи Морган врывается полиция после звонка обеспокоенных соседей и скручивает Эрика, избивающего свою жену. Разъярённый техасец едва не получил тюремный срок, но дело прекратили по просьбе Эмили. Вера в то, что муж образумится и не стоит выносить семейные проблемы за порог, принесли свои плоды - вспышки гнева супруга стали реже, на смену им пришло планомерное унижение. Макс, пытавшийся пару раз заступиться за мать, оказывался избитым и запертым в кладовой. Однажды Эрик выбил ему зуб.
- 1996 год. Вернувшийся поздней ночью из бара Эрик Морган устраивает сцену ревности, нарисовав в воспалённом мозге картину измены своей женщины. Он орёт на неё, что сын - нагулянный приплод от Марка, что по молодости влюблённым таскался за Эмили в попытках ухаживать. Что она только и ждёт, как кинуть его в тяжёлый момент и сбежать. Винит в провальном бизнесе. Впервые за два года Эрик поднимает руку на супругу, избивая до полусмерти, его не останавливают явившиеся на вызов офицеры. Эрик получает тюремный срок на год. Эмили и Макс уезжают из Мидленда к её старшей сестре на родительское ранчо "Прыткий бычок", как говорит мать: "подальше от этого кошмара".
- Сьюзен Конрой была 43-летней ворчливой женщиной, живущей на родной земле и пытающейся ещё как-то сохранить остатки от некогда большого родительского ранчо. Её верными друзьями были старый брехливый пёс Баки и помповый дробовик. Она была остра на язык, тяжела на руку и никогда не лезла за словом в карман, отчего живущие по соседству ковбои вели себя с ней галантнее английских джентльменов. С тех пор, как они стали жить вместе, тётка, ворча под нос о неугомонном паршивце, обучала всем премудростям: как ухаживать и пасти стадо, как выращивать урожай, показывала загоны, конюшни и даже пруд. Макс запомнил Сьюзен пропахшей табаком, малословной и серьёзной, с седыми прядями в тёмном каштане волос. Она любила джинсы, клетчатые рубашки и шляпы, носила чапсы и превосходно орудовала лассо. Каждый седьмой день каждого месяца Сьюзен навещала одинокую безымянную могилу и проводила там почти весь день, распивая принесённый с собой бурбон.
- когда Максу было пятнадцать, Эмили внезапно прозрела, устав собачиться со своей сестрой - они были настолько же непохожи, как непохож север и юг - и вернулась к своему мужу-алкоголику, но уже без сына, бросив на прощание язвительно-злое: "можешь гнить здесь вместе со всем этим дерьмом сколько угодно!".
- Макс был реалистом. Он жил на ранчо, работал на ранчо и не сдавался в надежде поднять с колен наследство его тёти. Но им отчаянно нужны были деньги, Сьюзен не говорила этого, но парень видел, как она хмурится и тяжело вздыхает над пачкой новых счетов. В её густых волосах прибавилось седины, а на худом лице - новые паутинки морщин. Ему было семнадцать, он был здоровым, рослым и сильным, окончившим только школу. Макс был ещё и патриотом и поэтому пошёл в армию.
- в 2001 году стал курсантом SEAL. Три раза едва не сдался и не зазвонил в колокол, о чём в последующие годы стыдился признаться даже самому себе. Это позже, когда адские недели были пройдены, "будвайзер", вырванный оскаленными зубами, нашит на форменную куртку, всё казалось сущим пустяком. По возможности писал короткие письма Сьюзен, но не получал на них ответа.
- единственное письмо, которое вручили Максу, было в 2003 году, когда "морских котиков" направили в Ирак. Всё, что там было: "Как славно, что я не увижу этого дерьма". О том, что это прощальные слова его тётки, Морган предпочёл не думать.
- в последующие годы участвовал в захвате нефтедобывающей платформы в районе Басры, в захвате плотины Мукатаин и города Фаллуджа. Был трижды легкоранен, но быстро возвращался в строй.
- 2005 год ознаменовался переломным в жизни Макса, во время пребывания в Анбаре, познакомился с тамошними пехотинцами, среди которых был рядовой 1-го класса Клэр Уайт, с ней-то и закрутился дальнейший роман.
- свадьба состоялась в 2006 году по окончании контрактов, позже счастливые молодожёны приехали в родной город Клэр - Маршалл. Всё семейство Уайтов было из матери - Молли Уайт - и младшей сестры - Алексис. Спустя полгода тихой жизни Клэр и Макс возвращаются на службу.
- в Багдаде (2008 год) Макс, находясь в патруле, вместе с другими солдатами оказался в эпицентре взрыва, заложенной в автомобиль бомбы. В состоянии тяжёлой контузии Моргана в срочном порядке госпитализировали. В этот же год, погибла Клэр Морган, чья колонна попала под обстрел.
- через три месяца отправившись от контузии, но ещё не отойдя от ран, Макс увольняется со службы, забирает вещи своей жены и возвращается в Маршалл к её семье с целью забрать единственных живых родственников Клэр в Техас, но Молли Уайт отказывается, говоря, что здесь родилась, здесь и умрёт, а значит и маленькая Алексис тоже будет жить в Маршалле.
- отношения с миссис Уайт никак не налаживаются, с каждым годом прогрессирующая деменция всё сильнее пожирает старую женщину. Та становится невыносимой, агрессивной, всё чаще перестаёт узнавать свою младшую дочь, считая её соседской Вероникой, и спрашивает куда подевалась её маленькая Клэр.
- в апреле 2012 года Макс выкупает помещение бывшего продуктового магазинчика и начинает обустраивать свой будущий бизнес на полученные за службу в Ираке деньги. Он всё ещё пишет письма старой Сьюзен и впервые за долгое время позвонил матери, но в телефонной трубке лишь долгие гудки.
- не выдерживая напряжения и угасающий разум матери, Алексис начинает сбегать из дома, путаться с какими-то подростками в северной части Маршалла, курить травку. Она ругается с Морганом по случаю и без, называет козлом и винит в смерти своей сестры. Макс пытается не удариться в запой, как его отец, и отчаянно цепляется за едва держащийся на плаву магазин строительных материалов. Однажды он взял Алексис с собой на охоту, где учил стрелять по пивным банкам из старого карабина.
- старая дьяволица Сьюзен явилась на порог в канун Рождества, небрежно всучив племяннику часть денег за проданное ранчо. Её старый пёс давно умер, загоны покосились, а крыша амбара едва не обвалилась на голову, держась на слове Господа. Ей было известно о том, что старину Эрика упекли в тюрьму за убийство своей жены и единственное, что на это ответила Сьюзен: "эта идиотка всегда показывала себя мученицей". После замолчала, мрачно ухмыльнулась и залпом осушила стакан бурбона. 
- 2016 год - год неспокойный. Миссис Уайт внезапно умирает. Как говорит следствие, она приняла большую дозу снотворного. Как шепчутся соседи, её отравил зять, которого она третировала последние годы. Как говорит Алексис своим друзьям, рука не дрогнула, когда она засыпала таблетки в горло матери. 
- в начале весны 17-го Макс открывает угол продажи вторичных строительных материалов, принимая в дар от жителей и собирая его по заброшенным домам Маршалла с разрешения городских властей. Он более-менее налаживает отношения с Алексис, иногда она просит ключи от его старенького автомобиля, обещая не попадаться офицерам на глаза и возвращаться до темна. А он берёт её на охоту, учит некоторым приёмам рукопашного боя и слушает о капитане футбольной команды, который так нравится Алексис. Изредка пишет письма Сьюзен и убирает неотправленные конверты в ящик стола.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Родные:
Эрик Морган (1954 г.р) - отец, сидит в Престон Смит за убийство своей жены;
Эмили Морган (1960 - 2010) - мать, убита Эриком Морганом;
Сьюзен Конрой (1953 г.р) - старшая сестра Эмили Морган;
Клэр Уайт (1986 - 2008) - жена Макса Моргана, погибла в Ираке во время службы;
Молли Уайт - (1954 - 2016) - мать Клэр и Алексис Уайт, умерла от передозировки снотворным;
Алексис Уайт (2001 г.р) - младшая дочь Молли Уайт, учится в старшей школе Маршалла.


- Макс техасец, республиканец, христианин;
- слеп на левый глаз, обладатель трёх пулевых отверстий (по одному - в левое плечо, правый бок, в левую икру);
- страдает птср, подвержен агрессивным припадкам, склонен к алкоголизму;
- заядлый охотник;
- бывший "морской котик"
- ветеран Иракской войны, награждён медалями: "Пурпурное сердце" и "Бронзовой звездой".

ОБ ИГРОКЕ

связь:
лс

пожелания к игре
куда возьмут - туда пойду, в случае ухода можно принести в жертву болотной твари, а сердце сожрать перед ликом Вачабэ

Пробный пост

Войцех хмурился, снова впадая в ту липкую паутину решений: "какой картой ходить", "что лучше оставить, а что выкинуть", "стоит ли брать эту даму". Впрочем, другого выхода у него не было, и рука потянулась к лежавшей карте, столь неприглядной с кажущимся отвратительным рисунком, на котором расплылся жёлтый искусственный свет. Все крупные вышли, но игра продолжалась, подобно танцу на острой кромке:
"И бережно держа, и бешено кружа,
Ты мог бы провести ее по лезвию ножа."

Удивительные строки. Мужчина вздохнул и посмотрел на своего брата, на его кожу, которая приобрела более желтоватый цвет из-за ламп, на уставшее лицо, ведь уже давно прошёл вечер, а они продолжали праздновать. Но никак не мог себя заставить посмотреть в глаза, боялся того, что может найти в них, ведь они так и не говорили друг с другом о прошлом. Эта была тема, не касающаяся обоих, в них-то и братской любви раз, два и обчёлся. Время войны изменило их полностью, по крайней мере одного точно, а то, как жил второй мало интересовало до этой поры, и скорее всего, никто добровольно не хотел бы раскрывать свою судьбу перед другим. Развалившись в кресле, Войцех разложил руки по подлокотникам, прижав свои карты к мебели, и, откинув голову назад, смотря в белый потолок с пляшущими тенями на нём, стал рассказывать:

Это была страшная зима. Дикий, необузданный ветер в вихре кружил сотни тысяч маленьких снежинок, пронизывая тело кинжалами холода, стремясь впитать в себя всё тепло и унести с собой. Снег был повсюду, куда не взгляни, беспрестанно заметавший следы и маленькие избы, плавно опускался вниз, а затем в бешеном дьявольском танце рванулся вверх, вздыбился и стал закручиваться в воронку, поглощая всех. Непроглядная тьма окутывала вокруг, ничто нельзя было разглядеть в этой пелене чёрной краски и белых, мелькавших пятен, подобно калейдоскопу. Протяни руку и утонешь в этом танце, тебя поглотят и больше не отпустят. Ветер выл, то низко рыча, подобно голодной стае волков, а затем резко свистел, оглушая, забирал слова и уносил прочь. Эта была дурная вьюга, которой не было ни начала, ни конца, налетевшая в одно мгновение, словно желая уничтожить тех, кто обосновался в этом тихом месте, выгоняя, подобно тому, как сварливая женщина прогоняла прочь собак метлой. И ничего нельзя было сделать с этим ветром и вьюгой, никак не остановить сумасшедшие порывы, бьющие прямо в лицо, и больно видеть, как твой товарищ смотрит на дрожащие бескровные пальцы, промёрзшие до костей, если не с ними вместе.
Они прибыли своим маленьким отрядом три дня назад до этой ночи, когда, трясущийся грузовик, остановился на окраине небольшой деревни, в которую солдаты Вермахта зашли буквально пару дней назад. Люди, казалось, не замечали новоприбывших, занимаясь своими повседневными делами, бредя за водой и топя печи. Они говорили на странном для слуха языке, каком-то звучном, немного певучем, но похожим своей резкостью на немецкий. Согласных было почти поровну с гласными, очень мало шипящих, а ведь польский именно на этом и основывался. Но не это поразило молодого лётчика. Русская зима отличалась от обычной, к которой так привык на своей родине, воздух словно замёрз, вдыхать его было настолько тяжело, что кажется, будто лёгкие покрываются льдом. И снег, которого так мало на родине, бесконечным полем простирался до тонкой нити леса у горизонта. На юго-западе стройные бело-чёрные стволы берёз возвышались над сугробами, спуская свои нити-ветви, а с севера наступали могучие сосны, чьи чёрные, с бороздами стволы возвышались над людьми, грозно шепча. Эти голоса не оставляли в покое, словно они прогоняли чужаков из своих владений, грозно нависая и шелестя мохнатыми ветками, так похожие на лапы. Но больше всего впечатлило голубое небо, настолько яркое, манящее, чистое, в него хотелось погрузиться, ощутить, насладиться прибыванием в этой глубокой голубизне. Отличалось ли оно от того, что в детстве довелось видеть? Ведь везде были люди, как люди, а небо, как небо. И вот над головой раскинулся небесный купол, а под ногами хрустело белоснежное полотно, и первое, что сделал Войцех, спрыгнув из кузова грузовика, набрал горсть снега, обжигая холодом руки, и приблизил к глазам, разглядывая мельчайшие снежинки, переливающиеся то золотистым, то багряным цветом. Говорили, что в этой стране есть место, где подобные морозы почти постоянны, где лютует невыносимый холод, а тайга поглощает деревни и редкие города. Здесь можно было спрятаться только в доме с топлёной печкой, где огонь не должен был угасать, ведь иначе холод проберётся и окутает всё, чего коснётся. Странная страна, но в тоже время казалось, если не сильной, то необыкновенно живучей, приспособленной под любые ситуации, а можно ли победить подобное? Чещек не знал и не хотел знать ответ, он не сомневался в своём командовании, не сомневался и в силе своей родной Германии, но когда перед глазами такое, то невольно приходят иные мысли.
Три дня лучистое солнце играло на снежных шапках и полях, ослепляя солдат, играя причудливыми цветами на снежинках, а мороз расписывал замысловатыми узорами окошки. Но затем всё словно взбесилось, сорвалось с поводка и бешено вздыбилось. За окном выл неприветливый ветер, и кроме мелькающих в тёмной мгле снежинок, ничего нельзя было разглядеть. На лавке, вытянув ноги и прислонившись спиной к стене, Войцех выстругивал из маленького чурбанчика какую-то фигурку, стараясь плавно вести лезвие.
- Was für eine lächerliche Bär, - со смешком отметил сидящий на полу у печи Клаус, его друг и боевой товарищ ещё с лётной академии. В руках парня была алюминиевая мятая кружка с горячим чаем, а рядом пустая тарелка. Водянистые глаза блондина с интересом наблюдали за чужой работой.
- Es ist ein Wolf, - негромко отозвался Чещек. - Oh Scheiße.
Тихо ругнувшись, он слизнул выступившую капельку крови из косого неглубокого пореза на большом пальце. Да, резьба фигурок не его дело, да и "волк" действительно больше походил на нелепого медведя, если это можно было вовсе назвать животным. Но занять себя чем-то иным не было возможности, а пурга казалась нескончаемой, завывая и утихая, чтобы с новой силой окутать дома. Клаус забренчал посудой, поднимаясь на ноги и отставляя в сторону к остальной посуде, размышляя не заняться бы ему тем же, что и товарищ, но распахнутая дверь заставила поёжится, от ворвавшегося холодного воздуха и сноп снежинок, разметавшихся на пороге и полу. Их в доме было четверо, хозяева перебрались куда-то в другое место, и свободный дом был отдан молодым лётчикам, прибывшие по приказу командира для координации действий, их аэродром находился не так далеко. Невысокая женщина, укутанная в шаль и тулуп, кинулась к Клаусу, что-то быстро говоря, скорее умоляя, как понял по интонации Войцех. На обеспокоенном лице были видна сетка морщинок, уже за сорок, но при этом сохранилась та далёкая молодость. Бескровные щёки постепенно наливались цветом от тепла, идущего из печи, но дверь никто так и не запер, и по полу проползал пар. Поднявшись быстро с лавки, Чещек двумя широкими шагами оказался у входа и плотно закрыл дверь, оборачиваясь к остальным, столпившимся вокруг незнакомой деревенской жительницы, недоуменно поглядывая друг на друга. Что ей нужно? Зачем пришла к ним? Кто знает этот язык? Все эти вопросы были написаны на лицах молодых парней, не зная, как сказать этой женщине, чтобы она ушла.
- Cheshek, worüber spricht sie? - Клаус обеспокоенно посмотрел на друга, придерживая всё ещё требующую женщину.
- Ich glaube, sie um etwas bittet, - пожав плечами, Чещек подошёл и встал плечом к плечу с Клаусом, стараясь отвлечь гостью от побледневшего растерявшегося лётчика на себя.
- Oder Fluch? Wer weiß, was diese russischen im Kopf, - пробормотав, тот отступил назад к остальным, наблюдая за попыткой солдата найти общий язык, пока вновь не вошёл один из солдат, устало переминаясь с ноги на ногу и счищая с плеч и поднятого ворота снег, усыпавший его почти всего. Это был унтерофицер Вермахта - Вернер Гайслер, невысокий, полноватый мужчина лет тридцати, наверно, один из немногих, кто мог говорить на русском. К облегчению остальных, тот был в курсе происходящего, устало стянув с головы шапку и отряхнув её:
- Sie ist schon zu Ihnen kam? - он вздохнул, пробурчав что-то про несносных русских баб, и пояснил, что именно хотела женщина от них всех.

Мужчина отпил из бутылки, слегка поморщившись и завершая партию в карты, которую и так затянул своим нахлынувшим воспоминанием, не рассказанным до конца. Он решил, что всё должно быть понемногу, и с удовольствием записал ничью, пока его настроение не подпортил Доминик, со своими шуточками, язык на это у того был остёр. То воспоминание давно забылось, как он считал, дело небольшое, и были куда интереснее приключения, но начало положил именно с этого, словно следуя по своей жизни с точки отправления к самому концу. Машинально взяв карты, перетасовал, но так и не начал раскидывать, притянув к себе ещё не совсем пустую салатницу, чтобы хоть как-то набить желудок и заглушить алкоголь.

Отредактировано Max Morgan (07-06-2018 20:25:04)

+5

2

http://s7.uploads.ru/XBGmt.jpg
добро пожаловать в Маршалл, основан в 1847 году, население 11 278.
Jeremiah 8:20 «The harvest is past, the summer has ended, and we are not saved».

0

3

chronology

date

month

developments

1983

25.08

родился в семье Эрика и Эмили Морган

1992

16.10

первая охота с отцом

1994

05.07

избиение Эриком своей жены

1996

15.03
30.04

заключение Эрика Моргана сроком на 1 год;
переезд супруги и Макса на ранчо "Прыткий бычок"

1998

05.12

мать возвращается к отцу, Макс остаётся с тётей Сьюзи

2000

24.09

пошёл в армию в возрасте 17 лет

2001

04.05

стал курсантом SEAL

2003

20.03

отправлен в Ирак

2005

14.01

знакомство с Клэр Уайт

2006

22.11

свадьба, переезд в Маршалл

2007

21.03

возвращение на службу

2008

17.06
16.07

Макс получает контузию в Багдаде;
в этот же год погибает Клэр Морган

2008

28.10

возвращается в Маршалл

2012

14.05

открывает магазин стройматериалов

2016

05.02

умирает Молли Уайт — мать Клэр и Алексис

+1


Вы здесь » Marshall. Southern Gothic » rattling bones » Макс Морган, владелец магазина стройматериалов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC