У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Добро пожаловать в Маршалл, Арканзас!
Оставьте свои имена в жёлтом промасленном журнале реестра и насладитесь уникальной природой южного штата, купите дом на самой границе болот за бесценок, станьте проклятым, получите способность воскрешать мертвых, умрите на тыквенном поле, оказавшись распятым вместо пугала или проиграйте душу дьяволу в дневной партии в бридж.
июль-сентябрь, 2017
2017, южная готика, эпизоды, мистика, 18+
Южная готика - литературный жанр, развившийся в США в первой половине XX века в период «южного ренессанса» и вобравший в себя многие элементы классического готического романа (склонность к макабрическому, гротескному, иногда мистическому), но при этом неразрывно связанный с бытом и традициями американского Юга.
цитата недели
В нем вызревает предвкушение События, в ладонях — приятная тяжесть узнавания, как когда ты шаришь по полу в поисках утерянной вещи и натыкаешься на её привычные очертания посреди ворсистого ковра; Неемия уверен, что совсем скоро его поиск девы будет завершен, но для этого нужно принести жертву, потревожить послеполуденный отдых, наетую сонливость, едва заметное колыхание густой высокой травы. Мэнди Джордан будет убита за то, что она — самозванка, лжедева, псевдосвятая, выданная под личиной подлинной нетронутости зиющая пустота.
Nehemiah Biro says

Marshall, Arkansas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marshall, Arkansas » rattling bones » Келли Коулман, архивариус


Келли Коулман, архивариус

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

— КЕЛЛИ КОУЛМАН, 22 ГОДА —
10 августа 1995
архивариус в городском архиве

http://funkyimg.com/i/2G7Sh.gif http://funkyimg.com/i/2G79W.gif http://funkyimg.com/i/2G79Y.gif
Rose Leslie


О ПЕРСОНАЖЕ
В старшей школе Келли не пользуется особой популярностью у своих однокашников: она не какая-то там красавица, не круглая отличница и уж тем более не душа компании, не ценный членый ученического сообщества, не активистка популярного общественного движения; за ней не увиваются толпами мальчишки и не увязывются стайками подружки. Глядя на неё, сложно даже представить, что она может оказаться объектом безумного и фанатичного обожания.

Эду Уильямсону девятнадцать. Он кассир в круглосуточным мини-маркете и психически нездоровый, как окажется позже, человек. Непонятно, чем его так привлекает ничем не примечательная школьница — наверное, она просто слишком добра с ним и приветлива. В своих ухаживаниях Эд настоящий маньяк — поначалу ей это даже нравится. Перестаёт, когда его увлечение начинает нарушать все границы её личного пространства: теперь она уже и шагу ступить без него не имеет права. На пороге дома её каждый вечер поджидают зловещие псевдоромантические послания, а по ночам в доме раздаются звонки. Иногда она видит под своими окнами долговязую молчаливую фигуру. Эд начинает пугать Келли. Все остальные вокруг закрывают на это глаза.

Эд дожидается, когда Келли в очередной раз зайдёт к нему за какой-то покупкой — кроме них двоих в торговом зале как раз нет ни души, ему не требуется усилий, чтобы справиться с ней. Заперевшись внутри со своей жертвой, Эд приступает давно запланированному акту: он планирует расчленить Келли на части, а после даже подумывает употребить её в пищу — в этом ему видится какой-то особенный символизм. К счастью для Келли, поведение Эда в тот день выглядит достаточно подозрительным для всех без исключения покупателей, к тому же мини-маркет на памяти местных не закрывается даже в самые тяжёлые времена. Доносящиеся из-за его закрытых дверей крики и мольбы о помощи такие громкие, что не могут остаться без внимания соседей. Полиция без труда останавливает маньяка, но прежде чем им удаётся спасти Келли, Эд успевает отпилить ей правую руку — по самый локоть — продающейся в его же магазине пилой.

"Происшествие" делает Келли чем-то вроде местной знаменитости — в самом худшем смысле. В маленьких городах вроде Маршалла любые криминальные события приобретают почти что эпохальное значение. О Келли даже дважды пишут в газете. Каждый, кто видит хоть одну из статей, считает своим долгом проявить участие в жизни Келли: сочувствуют, предлагают помощь, узнают как дела, злорадствуют, осуждают. Со временем ажиотаж вокруг Келли утихает, и всё равно куда бы она ни шла — всюда находятся глазеющие.

Хуже всего — Келли узнаёт о существовании того типа извращенцев, испытывающих сексуальное возбуждение при виде ампутированных конечностей. Они третируют её ночными звонками и присылают на электронную почту неприличные фото и похабные предложения. Один парень, придя в архив, предлагает мастурбировать ему за деньги.

Вся жизнь Келли в Маршалле после "происшествия" становится чередой непрекращающихся кошмаров, из которой она отчаянно и безуспешно пытается вырваться на протяжении шести лет.

Келли — слишком наивная и доверчивая для мира, который она всё время видит в красках на несколько тонов светлее, чем он есть на самом деле.
Келли — впечатлительная и сентиментальная и слёзы у неё вызывают телевизионные репортажи про одиноких старушек и драматичные сцены в дешёвеньких мелодрамах.
Келли — та ещё моралистка и, совершив какой-то проступок, долго страдает и терзается угрызениями совести.
Келли — слишком трусливая, чтобы уметь постоять за себя — физически или словесно, но зато достаточно отважная, чтобы полезть в сточную канаву за тонущим котёнком.
Келли несложно заставить испытывать чувство вины — вам не придётся прилагать для этого никаких усилий, в крайнем случае она сделает это за вас.
Келли ненавидит, когда у неё что-то не получается и выходит из-под контроля, а это случается с ней слишком часто.

Келли не какая-то там особенная.
Келли обыкновенная.
Мечты и желания у неё тоже самые обыкновенные: жить полной жизнью, встретить хорошего парня, завести собаку, уехать навсегда из этого проклятого города — ничего из этого у неё пока не получается.
Келли совсем не место в Маршалле — вам, конечно, про себя так любой здесь скажет.
Вот только всё дело в том, что Келли действительно, по-настоящему не место в Маршалле.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Коулман — ирландская фамилия, но сама Келли к Ирландии имеет отношение чуть менее, чем никакого.
- Келли живёт в доме своих родителей, её мать три года назад от рака, отец — полицейский в отставке, а младший брат учится в выпускном классе.
- главная особенность Келли — это по локоть отсутствующая правая рука.
- она терпеть не может вспоминать и тем более рассказывать об этом и про себя случившееся называет не иначе как "происшествием".
- периодически испытывает фантомные ощущения в несуществующем предплечье, в том числе — болезненные, из-за чего ей приходится принимать обезболивающие препараты.
- никогда, даже в самую жаркую погоду, не носит одежду с коротким и даже 3/4 рукавом — по вполне очевидным причинам.
- у Келли есть косметический силиконовый протез, который она ненавидит и надевает исключительно по особым случаям.
- до того как потерять руку, Келли была правшой. Так что ей пришлось учиться управляться со всем левой рукой практически с нуля.
- незадолго до "происшествия" получила водительские права. Теперь уже они ей, видимо, не пригодятся.
- умеет кататься на велосипеде. Даже с одной рукой.
- не курит, не пьёт алкоголь и не употребляет наркотики.
- больше всего на свете любит старый хлам, мороженое с карамельным топпингом и хлопьями и наблюдать за людьми, играющими в видеогры.
- иногда Келли преследуют кошмарные видения наяву — она считает их галлюцинациями и списывает на побочные эффекты от таблеток, которые принимает, но мы-то знаем.
- никогда не бывала за пределами штата Арканзас.
- всё ещё девственница.

ОБ ИГРОКЕ

связь:
лс, телега есть у Идабель

пожелания к игре
Хотелось бы влиться в сюжет против воли самого персонажа, в случае внезапного ухода, пожалуйста, отправьте бедную Келли куда-нибудь подальше из этого ада

Пробный пост

Эми ехала на запад по шоссе-76. Бензина, по её подсчётам, должно было хватить на почти два часа езды в одну сторону и на столько же — в обратную. К тому же она дополнительно рассчитывала разжиться топливом где-нибудь в пути — для этого у неё с собой имелась десятилитровая канистра кричаще-красного цвета и шланг.

Впрочем пока что ей на глаза не попадалось ничего, что могло бы подойти под описание: «Несомненно полезный ресурс, ради которого определённо стоит рисковать задницей».

Один раз Эми сделала остановку, чтобы взглянуть на опрокинутый в кювет автомобиль неясной марки цвета асфальта. Машина казалась нетронутой, насколько Эми могла судить сверху, но канава оказалась слишком глубокой, а её склоны — слишком крутыми, чтобы она могла спуститься, а после подняться со всем найденным добром наверх самостоятельно. С тяжёлым сердцем Эми вернулась в свой джип и тронулась дальше.

Солнце уже начинало потихоньку клониться к горизонту, когда она наконец вырвалась из тесных объятий обступающего трассу леса и выехала на дорожную развилку. На стыке двух шоссе краснело вывеской с китчевой надписью сахарными буквами«Попс» придорожное кафе — одна из тех типичных клишированных забегаловок, постоянно встречавшихся в фильмах, действие которых происходило где-нибудь на среднем западе — до того, как весь мир полетел к чертям и всю эту киноиндустриальную лавочку прикрыли.

Здание выглядело удивительно целым, и даже все стёкла в окнах были на месте — только очень грязные. Матерчатые тенты-козырьки над окнами тоже порядком поистрепались, но если говорить о том, что касалось всего остального, то заведение производило благоприятное впечатление. Должно быть, даже в лучшие свои годы оно не пользовалось большой популярностью — иначе от него бы камня на камне уже не осталось. Что ж, определённо, это был день Эми.

Она припарковалась на крохотной — всего на три места — площадке перед заведением и немного посидела в машине с незаглушённым двигателем на тот случай, если его шум привлечёт кого-нибудь прячущегося внутри — и тогда Эми могла бы быстро вдарить по газам. Но никто не появился даже спустя пять, а может и десять минут — электронные часы на приборной панели перестали работать вместе с радиомагнитолой, а наручных у Эми не было, так что ориентироваться во времени ей приходилось на своё усмотрение — как заблагорассудится.

Повернув ключ в замке зажигания, Эми сгребла с заднего сидения полупустой рюкзак и заряженный дробовик и вышла из машины. Прежде чем заходить внутрь, она попыталась рассмотреть что-нибудь сквозь окна, но их покрывал слишком плотный слой грязи и пыли. В общем Эми бесстрашно толкнула дверь от себя и очутилась внутри.

Внутри стоял крепкий аромат свежесваренного кофе, от которого её рот мгновенно наполнился слюной, а желудок издал жалобный стон. О, да, Эми многое бы согласилась сейчас отдать за чашечку натурального горячего американо... Впрочем, у всего на свете были свои минусы, и конкретно в данном случае один огромный жирный минус заключался в том, что кто-то варил этот кофе, запах которого сводил Эми с ума, и этот кто-то находился в здании прямо сейчас.

Эми вскинула ружьё, прицелилась в сгорбившуюся над столиком фигуру с радио- (но это выяснится чуть позже) прибором в руках, и только потом неуверенно произнесла:

— Эм, привет?

Вообще-то она не была уверена, что сможет снова выстрелить в живого человека, но чувствовала себя гораздо уверенней, держа всяких незнакомцев с неопределённым уровнем опасности на мушке. Времена были неспокойные.

Тёмные были времена.

+4

2

http://s7.uploads.ru/XBGmt.jpg
добро пожаловать в Маршалл, основан в 1847 году, население 11 31314 человек.
Jeremiah 8:20 «The harvest is past, the summer has ended, and we are not saved».

0

3

хроно

0


Вы здесь » Marshall, Arkansas » rattling bones » Келли Коулман, архивариус


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC